НОВОСТИ КЛУБА

Валерий Почивалин: «Когда «Факел» сделал предложение, я не сомневался»

27.10.2020
Валерий Почивалин: «Когда «Факел» сделал предложение, я не сомневался»

Защитник «Факела» Валерий Почивалин в интервью специально для нашего официального сайта рассказал, за что любит родной Павловск, объяснил, почему с улыбкой вспоминает игру за «Сызрань-2003» и вспомнил, как в юности уезжал из «Крыльев Советов» в аренду с одной спортивной сумкой.

«Большая семья – это круто»

– Расскажи тем, кто никогда не был в Павловске, чем хорош твой родной город?

– Это небольшой городок на Дону, очень уютный. Все друг друга знают. Населения тысяч 30, не больше. Раньше почти все работали на местном ГОКе. Теперь наш город приобрёл статус территории опережающего развития, там строятся новые объекты, новые рабочие места появляются. Но для меня Павловск – это детство. Раньше там не было такого современного манежа, как сейчас. Летом играли в футбол, вместо ворот были колеса, вкопанные в землю. Еще били по забору детского сада. Зимой на Дону играли в хоккей. Где-то лёд был подмерзший, а где-то вообще еще вода была видна.

– Рискованно.

– Да ладно, нормально. Можно пойти на Тамбовское озеро, там всё быстро замерзает. Брали коньки, чай в термосе. Сапоги ставили вместо штанг – вот тебе и ворота. Бывало, шайба по ногам щёлкнет или в нос попадёт. Играть толком никто не умел, зато весело! Помню, договаривались перед игрой с пацанами, чтоб не усердствовали, бросали «на технику». А какая у нас техника? (смеётся)

– В Павловске одна футбольная школа?

– А откуда две? (смеётся) Сразу видно, что ты в Павловске не был! Одна, у стадиона. Пришёл, потренировался, потом ещё во дворе побегал. Кто хорошо играет, того уважают. Интересно, сейчас так же?

– Не уверен. Я читал, у вас большая семья. Каково это?

– Да, нас пятеро детей – три брата, две сестры. Это невероятно. Мы настоящая команда, мы сплоченные. Это очень крутое ощущение, когда живёшь не просто с родителями, а с друзьями. И эти друзья – родные. Если хочешь поиграть в футбол, вы уже можете бегать «два на два» с братьями и папой. Всегда, когда мы что-то начинали делать во дворе, образовывалась целая компания. И дома никогда не бывало скучно, шло постоянное общение, все время делали что-то вместе. Поэтому дом для меня – место, где никогда не бываешь одинок.

– В Павловске в спортшколе был кто-то талантливее тебя?

– Давай я не буду отвечать, а то буду выглядеть нескромно (улыбается). А вот когда я уехал в «Сатурн» в 13 лет, там я познакомился с ребятами, которые выглядели очень сильно. Эмин Махмудов, Серёжа Брызгалов. А едва ли не больше всех выделяли Диму Никитинского, он первым в дубль попал, его в юношеские и молодёжные сборные вызывали. Он в «Томи» ещё потом в Премьер-лиге играл. Но потом вроде бы во второй дивизион попал, там и играет. Не всегда понятно, от чего зависит твой успех. С одной стороны, без генетики никуда, твой организм должен соответствовать требованиям большого спорта. А ещё пахать надо, это все понимают. Но даже при совокупности этих данных может не повезти и всё. Кто-то пашет и даже шанса не получает. Очень важно попасть в свою среду, почувствовать доверие.

– Расскажете про интернат «Сатурна»?

– Было непросто уехать в другой город в 13 лет. Я привык к семейной обстановке, дико скучал по дому, по братьям, сёстрам, родителям. Это словами не передашь. Ещё и пацанская конкурентная среда, закрытый интернат, в город выходишь только с воспитателем. Там всякое бывало – даже потасовки. Но я в драки никогда не лез. Во-первых, меня уважали, потому что я всегда выкладывался и игрой доказывал, что я в «Сатурне» не лишний. Во-вторых, я просто вёл себя адекватно, а это всеми ценится (улыбается). А вообще интернат – это место, где все время хочется хавать (смеётся). У нас был завтрак, обед, полдник, ужин, и даже сонник. Пять раз в день кормили, и всё равно нам этого мало было! Покупаешь «Роллтон» какой-нибудь и ешь. Потом стали брать курицу-гриль, хлеб и майонез. Разложим на тумбочке втроём-вчетвером и пируем. Романтика! Вспоминать очень прикольно. Сейчас ни-ни, спортивное питание, все дела, профессионал как-никак.

Валерий в дебютном матче за «Факел»

«В Сызрани у нас была классная команда»

– Впервые профессионалом почувствовал себя уже в Самаре?

– Когда мне было 17, я хорошо отыграл какой-то турнир, а на трибунах были селекционеры «Крыльев Советов». После выпускного меня пригласили на просмотр, я неплохо провёл сборы, мне предложили контракт. Я тут же позвонил родителям. Но не было такого, что я прямо ошалел. Я воспринимал это как аванс, который ещё нужно отработать. И я играл за «молодёжку». Причём тогда это первенство было не таким, как сейчас, когда есть возрастной ценз. Тогда за дубли играли все, кто не получал игровую практику в своей первой команде. И я выходил на поле с Огненом Короманом, Денисом Ковбой, Сергеем Ткачёвым. Короман – нормальный мужик, хорошо с нами общался. Его провокатором называли, но он просто на поле был готов сделать что угодно, чтобы принести команде пользу. Ещё к нам спускали парня по имени Нейц Печник. Помнишь такого?

– Это тот словенец, который забил сборной России в первом стыковом матче?

– Он самый. Тоже нормальный тип. Ещё Сергей Божин у нас был – хороший защитник, воронежцы наверняка успели его оценить. Наконец-то и в Самаре поняли, что он красавчик. А вот я в своё время только в заявку на матчи попадал, но на поле не вышел. «Крылья Советов» в том сезоне впервые вылетели, ты можешь себе представить, что там происходило.



– Огромное количество перестановок в кратчайшие сроки?

– Я бы назвал это турбулентностью, клуб трясло. И я уехал в аренду в «Рязань», где я был «лимитчиком», тогда во втором дивизионе был такое же требование иметь одного молодого игрока на поле, как сейчас в ФНЛ.

– Лимит на молодых футболистов – это хорошая штука?

– Есть и положительные, и отрицательные стороны. Для меня в «Рязани» лимит был необходим. Во-первых, я всё-таки конкурировал, пусть и с другими молодыми ребятами. Во-вторых, в молодости никто не думает, что место в составе гарантировано, ты ещё просто не успеваешь «зажраться» и расслабиться. Я отыграл в «Рязани» буквально несколько месяцев, но это было очень полезно.

– Вторая аренда прошла в Пензе.

– Меня позвал туда тренер Виктор Булатов, команда тогда подобралась очень хорошая. И мы показали, если я не ошибаюсь, лучший результат в истории местного футбола. Мы дома вообще не пропускали. Постоянно владели мячом, комбинировали, очень много атаковали. И я всё время чувствовал, что на меня рассчитывают.

– Ты даже заслужил вызов в молодёжную сборную России, играя во втором дивизионе. Как это возможно?

– Сижу дома, вдруг начинают приходить поздравления. Одно, второе. Я начинаю отвечать: «Да чё за прикол?» Я серьёзно подумал, что это розыгрыш какой-то. А потом захожу на сайт РФС, вижу свою фамилию. Неожиданно было. Словом, в Пензе я был в нормальной форме. Потом вернулся на полгода в «Крылья Советов», постоянно оказывался в заявке на матчи, но на поле не выходил, хотя всё время казалось, что это вот-вот случится. И я решил уехать в «Сызрань-2003» в аренду. Тем более, что в Самару тогда приехал бельгийский тренер Франк Веркаутерен. На контрактах в клубе было человек 40. Однажды всех поделили на три группы. Первые две были рядом, этих ребят тренер просматривал. К третьей Веркаутерен ни разу не подошёл, поэтому мне всё быстро стало ясно. Меня отправляли тренироваться с 15-летними ребятами. Но я всё равно выкладывался. Я же не мог перед пацанами дурака валять, плохой пример бы им подал. Ну и форму надо было держать. Если спортсмен начнёт сачковать, он никого, кроме себя, не обманет.

– Опиши город Сызрань.

– Однажды ко мне приехали друзья. Выходим с вокзала, а один из парней произносит: «Говорят, Сызрань славится своей удивительной архитектурой!» И все начинают ржать. Но это шутка, на самом деле, там хорошие люди живут, и команда у нас была классная. Мы в Кубке России здорово пошумели. Сначала «Ладу-Тольятти» обыграли, потом устроили чумовую «рубку» с «Ностой» в гостях, победили со счётом 5:4. Потом ехали в автобусе 15 часов, зато какие счастливые!

– Как это можно выдержать?

– Раскладываешься на несколько кресел сразу и пытаешься дремать. Во время остановок выходишь, позвоночником похрустываешь (смеётся). Потом в 1/32 финала выиграли у «Тюмени», это уже было большое событие для города. А когда в 1/16 приехал «Ростов», был непередаваемый ажиотаж. Билет купить было просто нереально, люди очередь с утра занимали! Выходишь на разминку, а стадион уже ревёт. Мы вышли на поле, обнялись и пошли рубиться. Нас настраивать не надо было, мы сами всё понимали. Решили отдать всё, что есть, а там будь что будет. Никаких «автобусов», как сейчас принято, у нас были классические 4-4-2, просто каждый вышел играть на своих лучших качествах. Конечно, у «Ростова» были моменты, но у нас вратарь Виталий Астахов на выходах был просто зверь, мы даже почти не боролись за верховые мячи, он всё снимал. Дима Лавлинский, воронежский защитник, тоже в порядке был. На 78 минуте с моей передачи открыли счёт, потом залетел второй, а в компенсированное время я выскочил один на один и забил третий. Посмотри на Youtube, отличный голешник! Так мы выбили из турнира действующего обладателя Кубка, «Ростов» потом Божовича уволил. А нас после той игры из раздевалки не выпускали! То мэр зайдёт, то губернатор. Настоящий праздник был, Сызрань гуляла (смеётся).

– После такого вы заслужили право хорошенько это отметить.

– Что мы, собственно, и сделали! (смеётся). Жаль только, в 1/8 проиграли «Газовику».

– Как развлекался в Сызрани? Как бывший полузащитник «Выбора-Курбатово» Александр Зяблов?

– (смеётся) Помню это видео. Ну мы много тренировались, много шутили с ребятами на базе, играли в «настолки». Делать нечего – пошёл в тренажёрный зал (улыбается). После матчей – баня, раки. Хорошо было!

«Хочу, чтобы никто больше не увёз из Воронежа очки»

– Мне иногда становится грустно, когда я вижу, что футболисты каждый год меняют команду. Не успел обжиться в одном городе, как уже приходится уезжать.

– Когда молодой, не паришься. Прибываешь в новый для себя город с одной спортивной сумкой, с ней же уезжаешь. С годами становится сложнее. Но такова специфика футбольной карьеры, всё очень быстро меняется.

– У «Балтики», в которой ты дебютировал на уровне ФНЛ, сначала была борьба за выживание, а потом туда приехала наша «пост-факельская» бригада, и команда чуть не попала в стыковые матчи. Что не сложилось?

– Да, хорошая банда собралась. Но постоянно чего-то не хватало. То судьи нас «поддушивали» на ровном месте, то шальные мячи пропускали. А кроме бывших игроков «Факела» там ещё был воронежец Дима Скопинцев, очень весёлый парень. Калининград – интересный город. Вроде бы есть старые немецкие здания, замки, это красиво. Но в остальном – обычный российский город. Поэтому я бы не стал говорить, что Калининград – это прямо Европа. Просто российский город с «изюминкой». Детские впечатления от Калининграда были сильнее. Я с «Сатурном» приезжал на какой-то турнир туда, прямо любовался городом.

– Гонял из Калининграда в Европу?

– Нет, как-то не до того было. Я и так немало путешествовал, бывал в Барселоне, в Вене, ездил в Германию. Но честно скажу, лучший отпуск – в Павловске. С семьёй проведёшь время, с друзьями в манеже в футбол поиграешь… Кайф!

– Когда ты переходил в «Сочи», это было ещё питерское «Динамо» или уже «Сочи»?

– (смеётся) Команда была уже сочинской. Забавно было, что клуб может разом переехать в другой город. «Сочи» играло очень интересно. Команда была собрана толково, мы много атаковали. Весёлая бригада, мы почти не играли на «ноль». Забивали по два-три мяча, но и сами всегда пропускали. Так доиграли до зимнего перерыва, а потом поняли, что выход в РПЛ близко, и перестроились. Стали строже играть сзади, начали показывать контратакующий футбол.

– Хочу вернуться к теме переездов. Как можно сменить четыре футбольных клуба за год? У тебя была целая серия переходов по маршруту «Химки»-«Иртыш»-«Ротор»-«Факел». Зачем вообще ехать в Павлодар? Ты думал, что это казахстанский Павловск?

– Тебе бы конспирологические версии придумывать! А если серьёзно, то так сложились обстоятельства. Сначала я пришёл в «Химки», там подобрался классный состав, была задача, отличный тренер Андрей Талалаев. Мы суперски отыграли первую часть сезона, а потом нам говорят: «Задача снимается, продаём всех, кого купят». У меня сразу мысли: видимо, не судьба поиграть в РПЛ. С «Сочи» не вышло, теперь с «Химками». И я решил ехать, предложение устроило и меня, и подмосковный клуб. А в «Иртыше» из-за пандемии появились финансовые проблемы, и многие оттуда уехали. Я думал, что наконец-то сыграю в РПЛ за «Ротор», но и тут не получилось. А вот когда «Факел» сделал предложение, я не сомневался. Многие друзья как раз переехали из Павловска в Воронеж, так что на трибунах мне обеспечена поддержка. Я не раз думал о «Факеле», когда приезжал на Центральный стадион профсоюзов с другими командами. И, кстати, почти всегда мои клубы тут не проигрывали. Теперь хочу, чтобы никто больше не увёз из Воронежа очки.

ПАРТНЕРЫ
  • public/partner/cfba8d28c72a5c3f1f73756127dd23a8.jpg