НОВОСТИ КЛУБА

Наиль Замалиев: «Атмосфера в “Факеле” – просто топ!»

20.01.2021
Наиль Замалиев: «Атмосфера в “Факеле” – просто топ!»
Персоны: ЗАМАЛИЕВ Наиль

Наиль Замалиев перешёл в «Факел» меньше полугода назад, но уже стал игроком, без которого нашу команду сложно представить. Сначала он раскрылся для воронежцев как мощный опорный полузащитник, а теперь, откровенно поговорив о футбольной жизни с нашей пресс-службой – как личность.

«Больше всего в детстве нравился Эдгар Давидс»

– Наверное, у большинства из тех, кто родился на стыке восьмидесятых и девяностых, детство было похожим – игры на улице целыми днями, лазание по гаражам, стройкам.

– Так и есть. Смотрю иногда на детство сына и думаю – о чём эти ребята будут вспоминать лет в 30? О том, как в «Fortnite» играли или сидели в TikTok? Я люблю вспоминать, как мы с ребятами бегали на каток и играли в хоккей без всякой амуниции. Играли на улице в «-30», и было прекрасно. Когда наступали такие холода, школы закрывались на карантин. Интернета не было, никаких чатов. Посмотришь на градусник и сидишь, ждёшь звонка классного руководителя на городской телефон. Когда школы закрывались, для нас это был праздник. Все высыпали на улицу и играли. Сейчас «-15, -20» воспринимается как очень некомфортная штука. А мы лазили по заброшенным домам и стройкам. Сейчас понимаешь, какое неблагополучное время было, а в памяти осталось ощущение беззаботности. Играли на огромных полях «двадцать на двадцать», было очень весело.

– Почему уроженец Казани идёт заниматься футболом, а не хоккеем?

– Так хоккей у меня был, причём раньше футбола! У меня есть брат Раиль, он старше меня на 10 минут. Мы вместе с 7 до 9 лет ходили в школу «Ак Барса». Два года занимались по такому режиму: в понедельник, среду и пятницу в 4 утра вставали, и уже в 5 часов была тренировка. Она длилась примерно до 7 часов. Не знаю, нормально ли такое делать с детским организмом. Но тогда льда было мало, и это было единственное доступное для детей время. Два года мы вместе с родителями выдерживали это, а потом решили, что футбол все же ближе для нас. Тем более, что эта игра от нас никуда не девалась. В тёплое время года играли в футбол, когда холодало – в хоккей. Дома не сидели, там нечего было делать (смеётся). В футбол играли до 10, 11 вечера. И боялись домой забежать, воды попить – вдруг загонят?

– То есть будь удобное расписание в школе «Ак Барса» – и центр поля у «Факела» сейчас выжигал бы кто-то другой?

– Думаю, мы бы с братом всё равно ушли из хоккея. Тогда в него часто шли блатные ребята.

Наиль Замалиев в родном Татарстане успел поиграть только за «Нефтехимик»

– Как будто сейчас иначе. Экипировка-то дорогая.

– Точно. Но тогда это было прямо очень ярко выражено. У отца была бордовая «Нива», а других ребят привозили на «Grand Cherokee». У нас с ними было много заруб. Они нас провоцировали, было много драк на ровном месте. Они держались отдельно, считая достаток родителей своим превосходством. А тренер этих ребят всегда хвалил, давал им больше игрового времени. Так что в девять лет я ушёл в футбол.

– Поздновато по сегодняшним меркам.

– Очень! Я сына в пять лет отвёл. Его тренирует мой хороший знакомый, с которым я был в «СКА-Энергии» – Павел Рябошапка, отыгравший большую часть карьеры в «Нефтехимике». Считаю, что занятия командным видом – это социализация. Ты общаешься с ровесниками, познаёшь разные характеры людей. Вот я зашёл на одном турнире в раздевалку команды своего сына и очень порадовался. Там своя атмосфера, внутренние шутки, уже видны лидеры коллектива. Кроме того, я очень хочу, чтобы сын развивался физически.

– Слушай, ты ворчишь на компьютерные игры, но ведь наверняка сам в рубился в «GTA: Vice city» или что-то такое.

– Не, я люблю вспоминать «Super Mario». А сейчас купил себе и сыну «Nintendo», играем вместе в «Fortnite» по сети, когда я с командой заезжаю перед матчем в гостиницу. В детстве же денег на «Sony Playstation» не было, могли себе позволить только «Dendy», потом «Sega». Как я любил «Battletoads»! Я её так и не прошёл. Чуть не плакал, когда что-то срывалось. Там же было ограниченное количество жизней, всё время что-то не получалось. Я понимаю, что у каждого поколения свои игры, но все же виртуальная жизнь не должна вытеснять реальную. Всё должно быть дозированно. Когда говорят, что детей надо вытаскивать с улиц – это ерунда. Лучше, чтобы они тыкали в планшет целый день? На улице настоящие игры, в которых нужно включать воображение. Если вы боитесь, что вне дома ребёнок попробует что-то не то – значит, вы были недостаточно убедительны, когда рассказывали, что такое хорошо и что такое плохо. Я тоже погуливал в подростковые годы, но это быстро кончилось, родители уберегли меня от всего плохого. А просто запереть дома – не выход.

– Первый крупный турнир сборных, который ты помнишь? Я был в восторге от хорватов на ЧМ-1998. Давор Шукер и его левая завораживали.

– А я пропустил французский чемпионат мира. Смотрел Евро-2000 и болел за голландцев. Больше всего тогда мне нравился Эдгар Давидс.

– Как? Почему не атакующие игроки Клюйверт, Овермарс, Бергкамп, Зенден, в конце концов? Видимо, у тебя душа настоящего «опорника».

– Он мне понравился ещё когда вышла реклама «Nike», где он набивал мяч и финтил. Он ещё и в очках, выделялся своей внешностью, привлекал внимание. А опорным полузащитником меня сделал Сергей Николаевич Силкин в дубле «Динамо». Мне было 15 лет, тогда считалось, что это невероятно ранний возраст для такого уровня.

– Я не очень понимаю, как ты там оказался. Ведь незадолго до твоего отъезда из Казани «Рубин» в первый же сезон в Премьер-лиге добрался до бронзовых медалей. Ты наверняка грезил этой командой.

– Та «бронза» была непередаваемым праздником для Казани, для всей республики. Я два раза в жизни так радовался, смотря футбол со стороны. Первый случай – «Рубин» в 2003 году, второй – ЧМ-2018 и сборная России.

– А Евро-2008?

– То поколение я считаю неповторимым. У нас очень нескоро ещё будет такой подбор игроков. Да, футбол был намного ярче, чем у сборной Черчесова. Но для меня те игроки – легенды. Они словно из другого мира. А за сборную-2018 я дико радовался, потому что знаю некоторых ребят лично. Я с Юрой Газинским играл, например. Но давай вернёмся к «Рубину». В 2003 году я ликовал, но спустя пару лет разочаровался в том клубе. Внимания к своим воспитанникам не было. Даже в дубль привозили толпы иногородних. Шанса никому из местных не дали. В «Факеле» сейчас всё иначе – ребята бьются своим составом во втором дивизионе, лучших подтягивают к «основе». В «Рубине» свои воспитанники никого не интересовали, поэтому когда у меня появился шанс уехать, я им воспользовался. В Тирасполе проходил международный турнир, меня признали лучшим полузащитником, и селекционер «Динамо» Михаил Львович Линьков пригласил перебраться в Москву. В моей команде были гораздо более талантливые ребята, но вышло так, что я «попал в струю». Иногда звёзды сходятся так, что тебе выпадает шанс. Я «выстрелил» именно тогда, когда нужно было.

– В «Динамо» ты был во времена, когда там в раздевалке по-португальски говорили едва ли не чаще, чем по-русски?

– Да, там была целая диаспора. Был в заявке на матчи раз 20, но на поле не вышел. Кто бы что ни говорил про них, про их контракты, я запомнил только хорошее. Отличные ребята! Вратарь Нуну, сейчас тренирующий «Вулверхэмптон», просил меня поставить какую-то русскую песню, уже не помню, какую. Кайфовал от неё. А главное – представь, что для меня значило зайти в раздевалку и увидеть там Коштинью, за которым наблюдал по телевизору в финале чемпионата Европы. Вот Тиаго Силву вообще не видел.

– Ему тогда было не до тебя.

– Да, то, что он заболел туберкулёзом, а потом так поднялся – удивительная история. Ещё могу много хорошего сказать про Данни. Тогда Андрей Николаевич Кобелев мог иногда «прихватить» молодых, старая школа как-никак. А Данни сразу подходил, обнимал, говорил, чтоб не раскисал. Причём по-русски. Однажды поехали в Самару. И считалось, что игрокам дубля не стоит есть за одним столом с «основой». Я сел за ближайший стол, ко мне подсел Данни. Я подумал, что лучше не нагнетать, стал уходить. А он меня нагнал, успокоил: «Ты что, а ну-ка садись, поедим, пообщаемся». Так что ни капли звёздности! Да, когда были бега, физическая подготовка, португальцы могли пофилонить. «У меня болит бок», – говорили со смешным акцентом. Но когда были игровые упражнения, они отдавались всецело.

«Никто никогда не скажет, что я не выкладывался»

– Мне интересно, в детстве ты мечтал быть опорным полузащитником? Я понимаю, почему хотят стать нападающими или «десятками», но «шестой номер» – это чаще всего огромный объём работы, который среднестатистический болельщик не оценит.

– Знаешь, когда по-настоящему любишь футбол, ты примешь любую роль, которую тебе отведут. Нужно просто безумно любить эту игру, вот и всё. Мы однажды ехали на тренировку с сыном. Он сидит на заднем сиденье, попивает чай. Начало тренировки в 11, ему комфортно, выспался. Я его спрашиваю: «Ты бы в 7 утра в воскресенье встал, чтобы в одиночку пойти на тренировку?» И сын говорит: «Нет, конечно, да ну». А я рано утром в мороз ходил пешком 40-45 минут в зал казанского артиллерийского училища. Ещё солнышко спало, а я выходил на улицу. Чтоб туда попасть, надо было перелезть двухметровый забор – иначе приходилось слишком долго его обходить.

– Каково было после молодёжной команды «Динамо» оказаться в белгородском «Салюте» в первом дивизионе? Это же другой футбол – мужская «рубка» за премиальные.

– Приятно вспомнить то время. Воронежские болельщики наверняка помнят Сергея Бутырина, Дениса Клопкова, которые играли со мной в Белгороде. Мне в той атмосфере было легко. В дубле «Динамо» я был капитаном, постоянно «заряжал» ребят. И в Белгороде я во второй или третьей игре забил и пошло-поехало. «Банда» была очень приличная. Танасьевич, Шипицын, Булыга, который постоянно рассказывал, как он забивал крутым вратарям. Он же и в «Крыльях Советов» против «АЗ Алкмаара» играл, и ворота Буффона поражал в матче за сборную Белоруссии. А потом я поехал в Молдавию выступать за «Шериф».

– Странноватое решение. За молдавским чемпионатом в России не смотрят, уезжаешь туда – пропадаешь из виду.

– Ну тренеры сборной не смотрят матчи «Шерифа», конечно. Но причины поехать были. Меня звал Леонид Кучук, который тренировал меня в «Салюте». Я очень уважаю этого специалиста. А там ещё и квалификация Лиги Чемпионов была, в которой я сыграл, потом Лига Европы.

Наиль в составе молдавского «Шерифа»

– Тогда почему быстро решил покинуть «Шериф»?

– Слабый чемпионат всё-таки, чего скрывать. В первый же год мы его выиграли – в чём мотивация оставаться? Только «Дачия» могла попытаться навязать нам конкуренцию. В Лиге Европы проиграли «Железничару», пропустив на последней минуте, вылетели. В сезоне из турниров остался только чемпионат Молдавии. Смысла терять год не было. Я ушёл в аренду в «Спартак» из Нальчика, который ставил задачу возвращения в Премьер-лигу. Потом была аренда в «Торпедо», «Шериф» не хотел отпускать меня насовсем. Молдаване думали, что клубы ФНЛ захотят меня выкупить.

– Играл за «Волгу» при Андрее Талалаеве. Он топ-тренер?

– Могу сказать о нём только хорошее. Я пропустил лишь два матча из-за перебора жёлтых карточек. Это был сезон-2015/2016. «Факел» был хорош тогда. Но мы вас дважды обыграли.

– Зато смотреть вашу игру тогда можно было только с чашечкой двойного эспрессо, чтобы не заснуть.

– Может быть, не спорю (смеётся). Тогда футбол Талалаева называли «русский катеначчо». Мы действительно смотрели много итальянского футбола и перенимали некоторые аспекты игры в обороне. А потом Андрей Викторович сделал шаг вперёд, теперь его команды играют гораздо интереснее. А тогда мы очень мало пропускали, добивались результата. Так что почему бы и нет? «Факел» же нас не обыграл. Как мы вас победили в Воронеже!

– Артём Бекетов левого защитника играл, а Даниила Гриднева заменили в первом тайме.

– Помню ту игру! Мы повели 2:0, спокойно «сели», а на последней минуте Мура – Андрей Мурнин – из-за штрафной забил и «размочил» счёт. Может, у «Факела» тогда игра не получилась. А может, мы были большие молодцы.

– Я бывал в гостях у игроков «Факела», которые выступали за наш клуб пять лет назад, и поражался – совершенно необжитые съёмные квартиры. Все говорили мне, что нет смысла «бросать якорь», если через полгода можешь уехать. Каково иметь такой стиль жизни? Только ребёнок освоится в школе – как тут же новый переезд. А ты поиграл за десяток команд.

– Больше. «Факел» – пятнадцатый клуб в карьере. В доме моих родителей есть коллекция моих футболок. Всю стену занимает! А так да, жизнь футболиста имеет немало «минусов». Переезды –  один из них. Конечно, хотелось обжиться где-то. Но ФНЛ такая лига, что менеджмент тут специфический. Каждый год летом что-то происходит. Где-то тренер меняется, где-то начинают говорить про смену некоего вектора. Постоянно что-то меняется, но глобально – ничего. Но и «плюсы» в футбольной жизни тоже есть. Я много городов узнал, много людей. Волгоградские болельщики мне постоянно пишут, говорят много хорошего. Я никогда их не забуду. И никто никогда не скажет, что я не выкладывался.

«Хотим, чтобы соперники чувствовали нашу мощь ещё в подтрибунном помещении»

– Как так вышло, что от такого игрока избавился «Волгарь»?

– Скажем так, не сошёлся характерами с некоторыми. У меня осталась обида, не скрываю. Зато благодаря этой ситуации я оказался в «Факеле». И я уже успел почувствовать себя своим здесь. Я всегда бывал в Воронеже с удовольствием.

– Воронежцы предпочитают, когда соперники уезжают с плохим настроением.

– Не в обиду нашим болельщикам, но у меня получалось иначе. И я думал о том, что когда-нибудь было бы неплохо поиграть за «Факел». Теперь это сбылось, я уже начал воспринимать клуб как родной.

– Ты так про все свои 46 команд скажешь?

– (Смеётся) Хорош «травить»! Конечно, нет. Вот «Ротор» могу выделить. «СКА-Энергию», наверное, «Волгу». Но не про все клубы это скажу. У «Факела» есть что-то особенное. Очень горячая публика, чувствуется заинтересованность людей. Постоянно позитивные комментарии в соцсетях.

– С негативными мы справляемся очень быстро…

– Ну критика бывает неприятной, да. Некоторых ребят она «прибивает». Но лучше так, чем полное равнодушие. Вот в команде этого нет, точно скажу. Мы с удовольствием работаем, радуемся тому, какие условия для нас созданы. В некоторых клубах бывает, что конкуренты друг друга терпеть не могут. А у нас собраны славные парни. И тренеры много делают для того, чтобы был позитив. В ноябре был момент, когда мы сплотились и переломили ситуацию, начав исправно добывать очки. Мы поймали эту волну и держим. Атмосфера в «Факеле» сейчас – просто топ!

– Весной всё это даст плоды?

– Для этого мы все здесь и работаем. Мы хотим, чтобы соперники чувствовали нашу мощь ещё в подтрибунном помещении перед выходом на поле.

ПАРТНЕРЫ
  • public/partner/cfba8d28c72a5c3f1f73756127dd23a8.jpg